June 8th, 2010

Не вскрывать!

Предупреждение: Детям и слабонервным не смотреть.


Трагическая и странная закономерность в гибели уже семерых солдат одного гарнизона. Всех их требовали хоронить только в закрытых гробах...

«Меня зарежут или убьют»

На видео, где Роман Суслов прощается с родными и близкими на перроне, глаза его никакого сигнала тревоги не подают. На лицах родителей, сестры, гражданской жены, держащей на руках его полуторагодовалого сына, — тоже ни тени предчувствия того, что произойдет в этом поезде (№2А, Москва — Владивосток) через 4 дня.

Дорога предстояла дальняя — от Омска до Хабаровска (5 тысяч км), оттуда на автобусе к месту службы — в город Бикин, в мотострелковую часть.

Он в армию сильно не рвался, но и не прятался от нее. Готов был лучше многих сверстников к ее тяготам и лишениям: имел разряды по боксу и греко-римской борьбе, подкован был и технически — заочно учился в химико-механическом техникуме, работал на «Техуглероде» (одно из немногих успешных промпредприятий в Омске), еще успевал играть в самодеятельном театре. Строил планы — вполне земные. «Вот, — говорил он мне, — мама, вернусь из армии, — рассказывает Татьяна Суслова, — поставлю коттедж: будем все вместе жить, долго и счастливо». С Оксаной они назначили свадьбу на 26 июня. А тут повестка пришла.

Об их отношениях можно судить по числу звонков и эсэмэсок, которыми они обменялись за эти 4 дня. Первый раз позвонила Оксана 19 мая, часа через два после отхода поезда: «Не то что беспокоилась за него, просто так у нас с ним было принято: мы надолго не расставались и все время перезванивались: спрашивали, как дела».

19, 20, 21-го настроение у Романа было бодрое: «Все в порядке — познакомился с ребятами». В вагоне — 30 призывников.

22-го утром в 10 часов 11 минут она набрала его номер и услышала глухой голос: «Меня здесь зарежут или убьют».
(Читать и смотреть дальше...)