geo_mag

Categories:

Фрагменты нашего пёстрого прошлого: список лучших исторических книг 2017 года

Автор: Саймон Хеффер Перевод: Ирина Бойко Ira Boiko

С домыслами и догадками нам часто помогает справиться история.

Лично я рекомендую начать знакомство с историей с книги Кэтрин Никси The Darkening Age: the Christian Destruction of the Classical World (изд. “Macmillan”, £20)

Люди привыкли думать, что христианская цивилизация была уничтожена, однако забывают о том, что сами христиане тоже причастны к деструктивной деятельности. Никси в своей книге начинает рассказ с разграбления г.Пальмиры в 385 г., о котором свидетельствует жуткое изречение монаха Шенуте: “Нет грехов у тех, кто верует в Христа.”

К тому времени Рим превратился в центра христианского мира. Его историю тех времён очень увлекательно излагает Мэттью Нил в своём произведении Rome: a History in Seven Sackings (изд. Atlantic, £20). В книге всё внимание сосредоточено на тех памятниках архитектуры, которые смогли пережить налёты многих оккупантов, начиная с вторжения галлов в 390 г. до н.э. и заканчивая приходом нацистов. Временами штурм города давался врагам слишком легко — “Вестготам не пришлось крушить стены, рыть подкопы или брать город приступом. Кто-то из жителей просто открыл ворота и впустил их”. Вторжение испанцев в 1527 году обернулось кровавой расправой. Для сравнения: когда армия Луи Наполеона в 1849 г. вошла в Рим оказалось, что “худшими угнетателями римлян стали не французы, а посланцы Папы римского”.

В большинстве случаев исторические события крутятся вокруг гнусных и отвратительных представителей мужского пола, однако в книге Элисон Уэйр Queens of the Conquest (изд. Jonathan Cape, £20) главными героями выступают пятеро королев норманнского происхождения, трое из которых носили несчастливое (для них) имя Матильда. Большинство из них, как, например, жена Завоеваталя, были “чистыми, изящными, набожными, образованными и гордыми”. Другие, однако, не отличались большой женственностью, как воинственная императрица Мод, которая в далёком 12 веке боролась за английскую корону со своим конкурентом, королём Стефаном. А если эта история покажется вам не достаточно древней, советую почитать Isabella of Castile Джайлза Тремлетта (изд. Bloomsbury, £12.99). Эта биография повествует о жизни фактически “первой великой европейской королевы”, “узурпаторши”, которая начала объединение Испании в единое королевство, а также, что уже не так хорошо, изгнание евреев и мусульман — в действительности, один из первых случаев этнических чисток. .

В The Black Prince (изд. Head of Zeus, £30) Майкла Джоунса сын Эдуарда III изображается таким же благородным рыцарем, каким его описывают легенды. Король Франции, услышав о его ранней смерти, был так взволнован, что решил справить по своему врагу “самую торжественную панихиду. Ещё один принц, который скончался раньше своего отца, — Генрих Стюарт, старший брат Чарльза Первого. Его недолговременная жизнь охвачена в исторической биографии Сары Фрейзер The Prince Who Would Be King (изд. Collins, £25). В книге автор ставит вопрос о том, могло ли правление Генриха спровоцировать гражданскую войну. Но в 1612, когда ему исполнилось 18, его свалила болезнь: “ему обрили голову, приносили голубей и ставили кровопускательные банки, чтобы хоть немного уменьшить бессмысленность ситуации и ручьи крови, текущие из его головы… а он всё пел в бреду, беснуясь и мучаясь от раздираемой его боли в своих покоях”.

Стюарты были заядлыми коллекционерами ценностей, так же как и The Medici (изд. Head of Zeus, £35). Последних считают крестными отцами Ренессанса и популяризаторами его культуры. “Это не совсем так”, утверждает Мэри Холлингсворт. Они захватили власть во Флоренции “прибегнув к обману и насилию”, а потом незаметно присвоили себе право покровительства над другими знатными семьями и церковью.

В те времена Англия тоже обогатилась. Саймон Терли в своей новой книге Houses of Power (изд.Bantam, £30) даёт характеристику великолепных дворцов построенных или отреставрированных династией Тюдоров — от Лондонского Тауэра до бывшей королевской резиденции Сент-Джеймс (сейчас — сельский район), или Ричмонда, где Елизавета I, которая была “ценителем прекрасной архитектуры”, скончалась в 1603.

Такую роскошь можно было позволить только в период интенсивного экономического роста, отмечает Стивен Алфорд в романе London’s Triumph: Merchant Adventurers and the Tudor City (изд. Allen Lane, £20). Когда Лондон накрыла низкая рождаемость и высокая смертность и он нуждался в населении, в город хлынул беспрерывный поток иммигрантов (например, протестанты из Голландии).

Евреи были полностью изгнаны из Англии прежней властью, однако им разрешил вернуться Оливер Кромвелль. Скитания этой нации с 1492 (когда их прогнали с территории Испании) по 1900 год (период еврейских погромов в России и процесса по делу Дрейфуса) детально описаны в хронике Саймоном Шамой в произведении Belonging (изд. Bodley Head, £25), которое является вторым томом в трилогии “История евреев”. “Часть вашего народа может осесть в Палестине” сказал кайзер Вильгельм II одному известному еврею. Полвека спустя, другой немецкий правитель уничтожил миллионы представителей этой нации.

В период торгового подъёма Лондона появился Банк Англии, который стал, по словам Адама Смита, “не рядовым банком, а движущим механизмом государства”. 323-летняя история “Старой Леди с Триднидлстрит” забавно изложена Дэвидом Кинастоном в истории Till Time’s Last Sand (изд. Bloomsbury, £35).

Ещё одной колоссальной работой является Victorious Century Дэвида Каннадина (изд. Allen Lane, £30) — возможно, лучший однотомный исторический рассказ о 19 веке, в котором 106 лет бурных потрясений поместились на 600 страницах. Одной из многих сфер Викторианской жизни, в которой Каннадин не имел возможности разобраться, является медицина, проиллюстрированная,однако, в пикантных подробностях писателем Линдси Фитцхаррис в произведении The Butchering Art (изд. Allen Lane, £16.99). Это такая сказка о том, как Джозеф Листер усовершенствовал антисептик и изобрёл обезболивающее, что представляет профессию хирурга в более светлых тонах. По иронии судьбы, за два века после начала официального применения анестезии количество смертельных случаев в хирургии возросло, а хирурги “пуще прежнего полюбили брать в руки нож, что привело к учащению случаев послеоперационных инфекционных осложнений и послеоперационного шока”.

Каннадин вдумчиво подошёл к истории аристократии, чего нельзя сказать о книге Криса Брайанта Entitled (изд. Doubleday, £25), в которой он публично оскорбляет высшую знать Британии. Эти тщательно отобранные рассказы о жадности, привилегированности и преступности скорее всего понравится мелкими борцами за права классов, однако сами по себе суть чистая полемика. К тому же, исторической базы в них нет.

Среди книг о Первой мировой войне для меня самыми интересными являются лишь две. Первая — Passchendaele Ника Ллойда (изд. Penguin, £9.99) — детально рассказывает о кровавой резне, которая случилась во время Третьей битвы при Ипре в 1917, с точки зрения британской и немецкой сторон. Второй книгой является произведение Дэвида Стивенсона 1917: War, Peace and Revolution (изд. OUP, £30). Это авторитетный анализ событий того переломного года, в течение которого “деньги и жизни расходовались настолько быстро, что страшно было бы представить себе подобную ситуацию несколькими годами ранее”.

Следующая книга тоже затрагивает события революции в России, после которой последовали десятилетия ужасов. После распада Советского Союза, писательница Энн Эпплбаум перерыла все архивы для предоставления в своей книге Red Famine (изд. Allen Lane, £25) доказательств того, что голод 1932–1933 в Украине, который привёл к смерти 4 млн.человек, являлся целенаправленной политикой государства.

В то же время нацисты и их Германия казались туристам вполне цивилизованными. Рассказы очевидцев, которые видели усиление власти фашистов, собраны Джулией Бойд в произведении Travellers in the Third Reich (изд. Elliott and Thompson, £20). Среди этих свидетелей есть и лётчик Чарльз Линдберг, который, хотя и симпатизировал нацистам, не смог долго находиться на скандально известной выставке “дегенеративного искусства” 1937 года в Мюнхене, заявив, что “впервые в жизни ему захотелось напиться”.

Книга Николаса Шекспира Six Minutes in May (изд. Harvill Secker, £20) о событиях Второй мировой войны определённо занимает достойное место среди других образцов этого жанра. Давно известную историю о том, как Черчилль внезапно занял пост премьер министра в 1940 году, ещё никто не рассказывал так забавно и подробно. Шекспир цитирует реакцию Вайолет Бонэм Картер на сокрушительную победу над Чемберленской группой во время “норвежских дебатов”: “Чопорные, благовоспитанные консерваторы — как, например, Гарольд Макмиллан со своим жёстким белым воротником и тугим пенсне — орали “Давай! Давай! Давай!” словно возбуждённые павианы.”

“Оружием победы” в войне для Черчилля были Королевские ВВС Великобритании. Поэтому в Air Force Blue (изд. William Collins, £20) Патрик Бишоп рассказывает о героизме т.н. “заклятых товарищей”, которые за несколько месяцев смогли создать из кучки неисправных машин и неподготовленных солдат прославленных военных асов.

В книге The Holocaust Лоренса Риса (изд. Penguin, £10.99) каждое предложение рассказывает о тех позорных страницах истории, что служит устным свидетельством эрудированности автора. Какой-то немецкий офицер, узнав об Аушвице, пришёл в ужас от мысли о том, какова может быть потенциальная расплата за эти чудовищные преступления: “Боже мой, что станет с немцами, если мы проиграем войну?” Тот геноцид был далеко не последним примером человеческих страданий в 20 веке, о чём и свидетельствует Одд Арне Вестад в своей поучительной книге The Cold War (изд. Allen Lane, £30). Через 40 с лишним лет, после поражения Гитлера, произвол и бедность настигли не только Корею, Китай и Вьетнам, но и Индию, страны Латинской Америки и Африки, где сверхдержавы вели войны чужими руками. Напряжение, существующее со времён Холодной войны, ощущается и поныне, утверждает Вестад. Американцы думают, что смогут жить спокойно лишь в том случае, если “устройство мира будет похожим на устройство их государства, если мировые правительства будут подчиняться воле США”.

Произведение Кита Лоу The Fear and the Freedom: How the Second World War Changed Us (изд. Viking, £25) рассматривает последние 70 лет истории сквозь призму победы 1945 года. “Иллюзия превосходства коалиции”, пишет он, имея ввиду, скорее всего, Тони Блэра и Джорджа Буша-младшего, “сильно повлияла на послевоенный мир. Убедив самих себя в том, что они участвуют в “хорошей войне”, англичане и американцы постоянно ищут возможность включиться в новую “хорошую войну”.”

Ниалл Фергюсон в The Square and the Tower (изд. Allen Lane, £25), утверждает, что соцсети всегда играли важную роль в нашей истории, однако их зачастую не учитывают, поскольку являются иерархическими (вертикальными) структурами, которые заведуют архивами. Последние постоянно штудируются и анализируются историками — как говорят, “историю пишут победители”. Схемы и графики, судя по предыдущим книгам, оформлены беспорядочно и требуют тщательной редактуры.

Все, кто любит историю новейшего времени в доступном, но в тоже время чётком, научном изложении, должен прочесть книгу Майкла Бёрли The Best of Times, the Worst of Times: a History of Now (изд. Macmillan, £25). Это жестокая сказка о жадности, коррупции и глупости до и после финансового кризиса 2008 года. По крайней мере в ней есть намёк на лучшее будущее.

Источник: http://www.telegraph.co.uk/

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.